показать результаты поиска
Главная / Недвижимость / Дефицит рабочей силы на стройплощадках в Москве доходит до 30%

Дефицит рабочей силы на стройплощадках в Москве доходит до 30%


Фактически любой денек москвичи слышат информацию о том, как Роспотребназор штрафует, а то и приостанавливает работу магазинов, театров, банков, вузов и остальных организаций за нарушение санитарно-эпидемиологических правил работы во время пандемии коронавируса. И лишь столичные строители, что в весеннюю пору, что на данный момент, как работали, так и работают. Прокладывают новейшие полосы метро, вручают москвичам смотровые ордера на квартиры в домах, построенных по программке реновации, открывают новейшие школы, детсады, больницы… Меж тем, в столичном стройкомплексе работает ни много ни не много – порядка миллиона человек. Как удается им соответствовать серьезным требованиям санитарных докторов и не прекращать работу в таковых непростых критериях? Реально ли городку выполнить и в этом году намеченные планы по вводу в строй недвижимости, подземки, дорог? На эти и остальные вопросцы дал ответ на “Деловом завтраке” в “РГ” заместитель мэра Москвы по вопросцам градостроительной политики и строительства Андрей Бочкарев.

Уроки Вороновского

Андрей Юрьевич! В феврале на “Деловом завтраке” в редакции “Русской газеты” был Марат Шакирзянович Хуснуллин, незадолго ранее назначенный на пост вице-премьера правительства РФ (Российская Федерация – государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина). Китай тогда строил в Ухане 1-ый временный лазарет для исцеления нездоровых коронавирусом, заявив, что возведет его за недельку. Мы спросили у Хуснуллина: а московские строители могут стремительно выстроить поликлинику? Он осторожно произнес, что да, и москвичи могут стремительно строить. Прошло еще незначительно времени, и в поселении Вороновское была построена серьезная заразная поликлиника. За 34 денька на 800 коек. На наш взор, это абсолютный рекордне лишь для русской стройки. Скажите, а сейчас вы могли бы повторить этот рекорд? Выстроить с таковой же скоростью, к примеру, завод по производству вакцины? Употреблять опыт резвого строительства в домостроении, остальных принципиальных для столицы объектов?

Андрей Бочкарев: Завод – не понимаю, объекты хим предназначения труднее и в проектировании, и в строительстве. Для их сооружения, наверняка, будет нужно незначительно больше времени. Объектов же масштаба Вороновского в случае необходимости можем выстроить так же стремительно – даже не один. В процессе данной нам стройки столичный стройкомплекс показал всю свою мощь, технологии, уровень управления строительством. 350 организаций и компаний производили комплектующие и материалы для данной нам поликлиники. И они все работали как единый механизм. Я напомню: 34 денька у нас составил полный цикл работ – от нуля до открытия поликлиники для пациентов. У китайцев 10 дней заняли лишь работы по сборке лазарета на площадке. Но ранее они готовились еще месяц. Проектировали, изготавливали оборудование, материалы. Так что суммарно московские строители сработали даже резвее. Причём мы не временное сооружение из сборно-разборных конструкций возвели, а серьезный объект. Но основное в другом: поликлиника возникла в необходимое для городка время, одни москвичи в ней излечились еще в весеннюю пору, остальные лечатся на данный момент.

Приобретенный на той стройке опыт продолжает сказываться на всех уровнях организации строительства в Москве. Он показал, какие у нас есть резервы, как можно уменьшить сроки, а означает, и вкладывательный цикл, и тем резвее обеспечивать возврат средств в экономику.

В столице опять наблюдается рост заболеваемости коронавирусом. Страшная зараза не щадит никого. Как противостоят ей строители? На всех ли стройках идет работа? Много ли заболевших?

Андрей Бочкарев: Заболеваемость, к огорчению, есть и у нас, но если в весеннюю пору она была в границах 5-7-10 процентов работающих как на стройплощадках, так и посреди управляющего персонала, то на данный момент меньше. Дело в том, что мы весьма серьезно относимся к соблюдению санитарного режима, чтоб все носили маски, перчатки, соблюдали социальную дистанцию. Контроль за сиим ведет наш Мосгосстройнадзор. Он может и штраф наложить за нарушение, не дожидаясь проверки Роспотребнадзора. Но цель его работы – не подлавливать кого-либо на нарушениях, не наказывать, а провоцировать, мотивировать людей, чтоб они агрессивно делали все нужные требования. Это помогает делать задачку, поставленную управлением городка: сохранить объемы работ в строительстве – принципиальном секторе экономики городка и страны в целом, – отрасли, имеющей больший мультипликативный эффект, в какой любой вложенный рубль дает 5-7-10 рублей в сопредельных секторах по производству материалов, машин, обеспечении жизнедеятельности людей и остальных. Нужно дать подабающее тому, что строй компании – и муниципальные, и личные – относятся к требованию сберегать здоровье людей с осознанием. Все в равной мере заинтересованы строить объекты впору: утрата темпов ведет и к денежным потерям.

С начала пандемии Москву покинули почти все мигранты. Вы испытываете на данный момент недочет кадров?

Андрей Бочкарев: Вправду, часть зарубежных работников уехали. Есть и на данный момент ограничения для заезда из ряда государств, выходцы из которых работали на столичных стройках. В итоге на неких стройплощадках, в особенности в личном секторе и у тех, кто занят реализацией вкладывательных проектов, недостаток рабочей силы доходит до 30%. Мы пытаемся восполнить его при помощи вербования доп ресурсов из регионов Рф. Но создать это трудно. Дело в том, что на данный момент стройку интенсивно ведется по всей стране. Фактически все субъекты РФ (Российская Федерация – государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) стараются очень удержать темпы, нужные для окончания начатых принципиальных объектов. Будем мыслить, как выйти из данной нам ситуации на время, пока не раскроются границы.

В Москве, кроме поликлиники в Вороновском, в крайнее время строится как никогда много и остальных объектов здравоохранения.

Андрей Бочкарев: Замечу: впрямую это никак не соединено с коронавирусом. Еще прошлой в осеннюю пору по инициативе мэра Москвы Сергея Семеновича Собянина в Адресную вкладывательную программку было включено сооружение наиболее 40 массивных функциональных и специализированных мед центров. Тогда же была сформирована и программка реконструкции спостроек поликлиник, которой занимается на данный момент департамент здравоохранения. Но начало по обновлению базы здравоохранения с целью поднять его на самый современный уровень было положено еще ранее. А именно, эпидемия только показала, как хорошо в планы городка было включено стройку большого мед центра в Коммунарке. Ультрасовременный лазарет, построенный в рамках этого проекта, был оперативно переведен в режим работы заразной поликлиники. Конкретно он принял на себя удар, связанный с пандемией коронавируса. Всего же в столице за крайние 10 лет введено в строй 93 строения для здравоохранения, 8 из их – с начала этого года, а по его итогам будет сдано 17 лечебно-оздоровительных учреждений. Да и это не предел. В планах – выстроить с 2020 по 2022 год 51 объект, из которых 44 – на средства столичного бюджета.

Андрей Юрьевич, слух прошел, что и вы не убереглись от “короны”…

Андрей Бочкарев: К счастью, уберегся. Правда, незначительно простудился на прошлой недельке. Потому докторы попросили поработать из дома. Но в наиблежайшее время я готовлюсь вакцинироваться и попробовать вырастить иммунитет к данной нам заболевания, с которой все мы боремся с февраля. Готовятся создать прививку и почти все сотрудники как подразделений стройкомплекса, так и строй компаний. Считаю, что необходимо как можно резвее пользоваться для защиты вакциной, разработанной в Рф.

Квартира, школа, детсад…

Жилища в Москве строилось постоянно много. Но в этом году, вопреки прогнозам, на него резко вырос и спрос. А именно, как докладывает Росреестр, записанно рекордное количество заключенных договоров долевого роли на стройку квартир. В 1,6 раза выросла ипотека. Чем вызван, по-вашему, таковой покупательский бум? Готовы ли строители его удовлетворить?

Андрей Бочкарев: Не желаю давать ни оценку, ни прогнозов рынку недвижимости. Обстоятельств, влияющих на него, много. При этом часть из их лежит не в строительной сфере, а просто в желании людей сделать лучше свои жилищные условия. Но усилия правительства РФ (Российская Федерация – государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), направленные на понижение ставки ипотеки, поддержанные лично Президентом, непременно, воздействовали на рынок ипотечного кредитования и восстановление спроса. В стране существует общенациональный план по обеспечению обитателей комфортабельным жильем, в том числе и москвичей. Задачки, которые поставлены правительством РФ (Российская Федерация – государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) и мэром городка перед строителями столицы, мы стремимся не попросту делать, да и по способности добиваться наиболее больших характеристик. С данной нам целью обеспечиваем нужную поддержку всем участникам рынка, чтоб они вовремя и отменно строили, вводили в эксплуатацию новейшие дома. В итоге жилище для москвичей становится доступнее. В течение года запланировали ввести по городку не наименее 8,5 миллиона квадратных метров недвижимости, из которых 3,6 миллиона – жилище.

В эту цифру входят и дома, которые строятся по программке реновации? Как она совершенно продвигается? Ведь по ней должны переехать в новейшие квартиры 1 миллион москвичей?

Андрей Бочкарев: Масштабная программка, над которой идет каждодневная работа. Она целиком обеспечена финансированием. Раз в неделю по ее выполнению проводятся штабы под управлением мэра, на которых решаются все организационные вопросцы. Колебаний в том, что она будет выполнена, нет. Наиболее 21 тыщи москвичей – участников программки – уже отметили новоселье и весьма довольны новенькими квартирами. Построены 67 домов, из которых 58 переданы в различных районах под заселение, еще 179 – в процессе строительства, под сотку – проектируются.

Вопросец в продолжение темы. В рамках реновации предполагалось не попросту поменять одни дома на остальные – современные и наиболее высококачественные, да и поменять городскую среду в жилых кварталах. Можно ли уже узреть обновлённые районы?

Андрей Бочкарев: Наберемся немножко терпения. Дело в том, что пока новейшие дома возводятся на так именуемых 446 стартовых площадках – одиночных участках земли, которые удалось отыскать для пуска реновации во всех районах. Комплексно огромные кварталы сможем возводить во время 2-ой волны переселения, когда можно будет начать демонтировать старенькые дома, из которых обитатели выехали в новостройки, и на их месте возводить не только лишь жилище для последующих переселенцев, да и детсады, школы, больницы, спортивные сооружения в согласовании с существующими у нас нормами. К слову, уже сейчас 75 процентов районов Москвы имеют всю социалку в шаговой доступности от жилища. По этому показателю столица опережает, а именно, Лондон и Нью-Йорк. Вероятным это сделалось почти во всем благодаря тому, что за крайние 10 лет в городке возведено одних детских садиков – 288. Почти все районы, в каких предки годами ожидали места для собственного малыша, на данный момент имеют даже профицит мест в дошкольных учреждениях. А еще за этот период времени построены 104 школы, 127 спортивных комплексов, 54 объекта культуры. Такой результат усилий, направленных на равновесное, обмысленное и сверенное создание нужной в городке инфраструктуры. Согласитесь, строить одно жилище еще проще, чем отыскивать к тому же место для социалки, верно вчеркивать ее в городскую среду, соблюдая при всем этом все нормативы по высотности спостроек и их доступности. На мой взор, Москве удается искрометно с сиим управляться. До конца года мы должны ввести в строй еще 15 детсадов, 8 общеобразовательных школ, 6 объектов культуры.

В столице возникли школы-трансформеры. Что же все-таки это такое? Для чего они необходимы?

Андрей Бочкарев: Как понятно, демографическая ситуация и в Москве, и в остальных мегаполисах мира развивается нередко волноообразно. Сейчас, скажем, всплеск рождаемости, а спустя пару лет – ее падение. Отсюда появляются и ситуации с недостатком мест то в детских садиках, то в исходных школах. Мы попробовали выстроить школы-трансформеры в 2-ух районах городка – Соколиной горе и Куркино. Представим, дети из наиблежайшего района до школьной формы в некий момент еще не доросли, и часть классов в данной нам школе пустуют. Используя демонтируемые перегородки и заменив мебель, их можно просто перевоплотить в игровые комнаты и спальни для дошколят. Входы, очевидно, различные – в блок для деток младшего возраста и учеников постарше. Когда возникнет необходимость, игровые можно опять трансформировать в классы. Таковой подход еще эффективнее, чем содержать пустующие школы либо детсады, испытывая в то же время недостаток то одних, то остальных.

А чем новейшие садики в столице различаются от тех, что строились, скажем, лет 10 тому вспять?

Андрей Бочкарев: Они на данный момент совершенно остальные. Не типовые, на одно лицо, а любой строится по персональному проекту, чтоб ребенок собственный садик не перепутал ни с каким иным. У деток, не запертых в обычные технологические решения, развивается наиболее гибкое мышление. Помещения снутри почаще всего могут поменять свое предназначение. При оформлении употребляется игра света и цвета. Огромное внимание уделяется оформлению месту вокруг сада – оно насыщено малыми строительными формами, аттракционами, способностями для занятий спортом на неопасных площадках с прорезиненным покрытием.

МЕТРОвые шаги

Москвичей уже не удивишь тем, что в городке чуток ли не любой год возникают 10-ки км новейших линий и 10-ки новейших станций метро. Давайте вспомним, в какие районы столицы за крайнее десятилетие пришла подземка, а в какие придёт в наиблежайшие годы?

Андрей Бочкарев: Поначалу сравню две числа. За всегда существования Столичного метрополитена с 1935 по 2010 годы, другими словами за 75 лет, было выстроено 305 км линий и 182 станции. За крайние 10 лет – с 2010 по 2020, мы проложили еще 116,4 километра линий и открыли 56 станций. Таковых масштабов и темпов строительства подземка не знала у нас в стране даже в русские времена. Сейчас Москва по скорости, интенсивности и плотности строительства метро занимает 1-ое пространство в мире. Но колоссальные усилия и ресурсы на его развитие были брошены не в погоне за высочайшими рейтингами, а для того, чтоб москвичам и гостям нашей столицы было удобнее передвигаться по городку. Потому на данный момент делаем все для того, чтоб этот самый резвый, удачный и пользующийся популярностью публичный транспорт получили в пешей доступности от дома и от работы не 75% москвичей, как в 2010-м году, а 90%. Выполнить ее мы планируем к 2025 году.

К жителям районов Новокосино, Выхино-Жулебино, Зябликово, Митино, Тропарево, Некрасовка, Лефортово, Солнцево и почти всех остальных районов подземка уже пришла. Совершенно скоро она придет в Бирюлево, Рублево-Архангельское, Гольяново, в интернациональный аэропорт Внуково… Продвигается в сторону Физтеха – к поселку Северный. Идут работы по всей Большенный круговой полосы – выстроено уже наиболее 80 процентов тоннельных сооружений. Новое кольцо значительно разгрузит имеющееся и центральные радиусы.

В этом году на БКЛ будут введены еще станции?

Андрей Бочкарев: 1-ые девять станций Огромного кольца уже работают, еще три должны войти в строй до конца года.

Обитатели Гольяново ждут-не дождутся метро…

Андрей Бочкарев: В наших планах продление в этот район Арбатско-Покровской полосы. Новенькая станция приблизительно на четверть разгрузит станцию “Щелковскую” и Щелковское шоссе. На данный момент идет проектирование перегона и самой станции. Не считая того, производятся предпроектные проработки и уточнение трассировки еще 2-ух новейших ветвей – Рублево-Архангельской и Бирюлевской. К вспомогательным и предварительным работам по их прокладке планируем приступить в дальнейшем году.

Как понятно, в Новейшую Москву уже идет 2-ая линия метро – Коммунарская, которая обязана дойти до Троицка. Так, глядишь, и до Калужской области метро доведете?

Андрей Бочкарев: Планирование метро до границ с Калужской областью мы считаем нецелесообразным, потому что плотность населения в той части Новейшей Москвы уже низкая. Но Коммунарская линия протяженностью практически 40 км и без того колоссальный проект. Весьма принципиальный и подходящий не только лишь для возрастающего населения данной нам развивающейся части столицы, где уже есть восемь станций метро, да и жителям юго-запада Москвы. Ее возникновение понизит нагрузку на Сокольническую и Калужско-Рижскую полосы. Ввод участков данной нам ветки от “Улицы Новаторов” до “Коммунарки” намечен на 2023 год. А в 2022-м году придет метро и в аэропорт “Внуково” – продление Калининско-Солнцевской полосы уже идёт. При проектировании Бирюлевской полосы заложена техно возможность дотянуть ее до Щербинки.

Одно время дискуссировалась возможность строительства нескольких новейших станций и в центре Москвы…

Андрей Бочкарев: Да, она и сейчас существует. Но эти станции не играют роли в кардинальном улучшении транспортной ситуации в городке, потому их сооружение пока не животрепещуще. На этот момент мы направляем усилия на создание новейших линий и станций в районах, где нет метро, чтоб отдать доступ к нему как можно большему количеству москвичей. Вот когда решим эту задачку, тогда можно будет заняться и точечными станциями в центре городка.

Свою заинтригованность в приходе Столичного метрополитена проявляет и Подмосковье. К примеру, обитатели Мытищ молвят: сколько бы ни пускали высокоскоростных поездов-спутников в наш город, метро было бы лучше…

Андрей Бочкарев: В Мытищах, как я уже не раз гласил, трудность одна – с высвобождением земляных участков под стройку. Технических сложностей там нет. Думаю, возвратиться к этому проекту мы сможем опосля 2023 года, когда решим вопросцы с самыми наточенными транспортными узлами Москвы. На данный момент основная задачка – разгрузить при помощи метро столицу от излишка автотранспорта на дорогах.. Результаты данной нам работы уже есть. При том, что машин за эти 10 лет раз в год прибавлялось по 250-300 тыщ, интенсивность пробок на дорогах в разы снизилась. О этом можно судить хотя бы поэтому, что вот уже лет шесть-семь Москва не лидирует по этому показателю посреди столиц мира. Ну и по оценке навигационной службы “Yandex-пробки” балльность заторов или не изменяется, или идёт вниз. На данный момент мы находимся на финишной стадии окончания первого шага развития метро. Потому я не готов ничего ни обещать, ни объяснять по его продлению в примыкающие регионы. Отмечу только: так как гости столицы тоже пользуются нашим метро, означает, и они являются бенефициарами нашей программки. Не считаться с сиим недозволено.

Все новейшие станции в Москве строятся с лифтами?

Андрей Бочкарев: Я бы произнес: с разными устройствами, которые избавляют людей с ограниченными способностями от необходимости проходить через сложную систему лестниц и эскалаторов. Проблематическими для пассажиров остаются исторические станции, да и на их мы с сотрудниками из метрополитена рассматриваем возможность внедрения устройств, при помощи которых эти люди сумеют подниматься на эскалаторе. Эта работа будет продолжена. На новейших же станциях закладываем устройства для доставки маломобильных людей прямо на платформу к поезду.

Есть ли в планах столичной подземки внедрение перегородок, отделяющих платформенную часть конкретно от путей? Все-же катастрофы на рельсах в метро, как досадно бы это не звучало, не уникальность…

Андрей Бочкарев: В решении данной нам трудности имеется целый ряд сложностей. На имеющихся станциях создать это тяжело, а их больше половины. Не считая того, на данный момент в подземке изменяется подвижной состав, а проектировать просветы для пассажиров можно лишь синхронизируя их с дверными просветами поездов, которые у различных составов различаются размерами. Если созодать просветы очень широкими, то какой смысл такового отгораживания? И, пожалуй, самое основное. Мы изучали опыт различных метро мира – Токийского, Английского, Нью-Йоркского и сделали вывод, что есть эти перегородки либо нет их, принципно на сохранность метрополитена не влияет. Потому на новейших станциях закладываем техно возможность установки таковых перегородок, но фактически их не устанавливаем. Тем наиболее, что при их возникновении возникнут трудности воздухообмена. А это в свою очередь чревато препятствиями не только лишь при подаче воздуха и при нештатных ситуациях по удалению дыма. С сиим тоже нужно считаться.

А такое новаторство, как два пути в одном тоннеле, использованном при строительстве Некрасовской полосы, оправдало себя?

Андрей Бочкарев: Да, таковая разработка имеет очевидные достоинства, в особенности в местах, где тяжело расположить станции. Когда десятиметровый тоннелепроходческий щит прокладывает сходу два пути, станцию можно создать многоуровневой и таковым образом сберечь на площади, нужной для стройки. Ну и сама проходка идет приметно резвее. Для метрополитеновцев, которые привыкли работать в однопутных тоннелях, процесс эксплуатации широких тоннелей, естественно же, несколько труднее. Но тем не наименее на Некрасовской полосы они уже акклиматизировались, и сейчас применяем эту технологию еще на ряде участков Большенный круговой полосы. На мой взор, эта технологическая находка дозволила нам возвести метро в тех районах, где иным методом создать это было бы нереально. Думаю, мы используем ее и на Рублево-Архангельской, и на будущей Бирюлевской линиях.

До какого года планы развития метро имеются в Москве на данный момент?

Андрей Бочкарев: До 2027-го. Выполнена она уже на 65 процентов.

Дороги, дороги…

Любой год, как докладывали строители, в Москве строилось и обновлялось приблизительно по 100 км дорог. Выходит, за 10 лет выстроено 1000 км?

Андрей Бочкарев: Даже чуток больше – 1007,6 км. В общей трудности выстроено и реконструировано около 12 процентов имеющейся улично-дорожной сети, существовавшей в столице до 2010 года. 15 вылетных магистралей обновлены, 17 транспортных развязок на МКАД реконструированы, еще одна – на Алтуфьевском шоссе, строится. Будут реконструированы и развязки на пересечении МКАД с Осташковским шоссе, улицами Липецкая, Верхние Поля и Капотня. Возведены 292 искусственных сооружения, 248 пешеходных переходов. По дорожно-транспортному строительству Москва тоже вырвалась в мировые фавориты. Москвичи уже ощутили, как комфортнее сделалось передвижение по городку. Взять хотя бы Северо-Западную хорду с мощным Алабяно-Балтийским тоннелем. До ее возникновения, чтоб доехать от улицы Алабяна до Большенный Академической, необходимо было издержать на дорогу в среднем около 40 минут, а на данный момент хватает 4 минут. В 10 раз меньше! Значительно сберегать время в поездках по городку сумеют автомобилисты, выбирая маршрут по Северо-Восточной и Юго-Восточной хордам, также Южной рокаде, когда и они будут целиком достроены и открыты для движения.

Когда эти дороги замкнутся в хордовое кольцо?

Андрей Бочкарев: Не позже 2023 года.

Читатели “РГ” спрашивают: планируется ли принять какие-то меры к разруливанию ситуации на Можайском шоссе, где на заезде и выезде из столицы вечно накапливаются пробки?

Андрей Бочкарев: Там почти все изготовлено. Построена, а именно, грандиозная эстакада на транспортной развязке Можайки и МКАД. Силами федеральных структур и личных инвесторов построена дорога Северный обход Одинцово. Практически на деньках мы ввели новейшую вылетную магистраль – Южный дублер Кутузовского проспекта, который тоже сыграет свою роль в улучшении транспортной ситуации в этом месте. Строится и очередной дублер данной нам трассы – Северный. Так что если сопоставить, к примеру, дорожную ситуацию лет 10 вспять и сегодняшнюю – это две огромные различия. Но чудес не бывает, и строить новейшие дороги нескончаемо нереально. Потому и далее нам придется продолжать заниматься усилением работы по строительству и интеграции в единую систему публичного транспорта – рельсового (подземного и наземного), организации автобусного сообщения. Но при всем этом какие-то локальные затруднения в часы пик все равно, наверняка, время от времени будут возникать.

Очередной вопросец от читателя “РГ” Александра: почему сотки км новейших дорог в столице как и раньше строятся без велодорожек?

Андрей Бочкарев: Передвигаться на великах по вылетным магистралям неуютно, а в зимнюю пору к тому же опасно. Потому велодорожки не закладываются. К тому же при их строительстве ставится задачка, чтоб велосипедисты дышали не выхлопами и гарью, а незапятнанным воздухом в парках городка и на аллейках.

Андрей Юрьевич! Могли бы вы создать сравнительный анализ свойства новейших столичных дорог с европейскими автобанами? Сколько, к примеру, времени наши дороги можно эксплуатировать без ремонта?

Андрей Бочкарев: Конструктив большинства наших и забугорных дорог полностью сравним – эстакады, тоннели строятся у нас из таковых же современных материалов, бетона с определёнными добавками, с применением наилучших технологий. Это дозволяет им служить минимум 120-150 лет. Изнашиваемую же часть – асфальтовое покрытие, меняем с той же периодичностью, что и за рубежом.

Главный вопросец

Школьники в столице ушли во время пандемии на удаленку, работают в дистанционном режиме сотрудники почти всех столичных компаний. И лишь стройка идет, как шла. В Москве убеждены, что ковид будет побит?

Андрей Бочкарев: У нас нет иллюзий, что в городке ничего не происходит. Напротив, приходится решать экстраординарные меры, чтоб защитить людей на объектах и тем поддержать экономический темп жизни городка. Лично я не вовлечен во все процессы организации борьбы с коронавирусом, это все-же больше работа докторов, профессионалов по биотехнологиям. Но я вправду уверен, что и Москва, и страна управятся с данной нам порухой. Вопросец только времени, надеюсь, самого наиблежайшего.

Источник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Эта высота div необходима для включения липкой боковой панели