показать результаты поиска
Главная / Личные / Расходы / Кредиты / В шаге от ₽15 трлн: какие риски несет бум розничного кредитования

В шаге от ₽15 трлн: какие риски несет бум розничного кредитования

/


Еще одним фактором, способствовавшим повышению кредитования, стали слабенькие валютные доходы населения. 2018 год стал пятым годом беспрерывного падения настоящих доходов — они сократились на 0,2%.

Стимулов в виде увеличения зарплат в экономном секторе и роста МРОТ очевидно недостаточно для разворота негативных тенденций в благосостоянии населения, гласит денежный аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека. В таковых экономических реалиях люди берут необеспеченные кредиты для поддержания собственных неотклонимых расходов, также для решения более насущных заморочек, требующих больших трат и формирующих для людей некий задел на будущее, считает эксперт.

Читайте на РБК Pro

Ипотечный же бум 2018 года должен своим возникновением конкретно рвению населения в кратчайшие сроки решить задачи с жильем на фоне рекордно низких ставок, показывает Дейнека. В сентябре и октябре ставки по ипотеке достигали исторического минимума в 9,41%, в ноябре их рост возобновился, до 9,52%. Сначала 2019 года средняя ставка снова может перевалить за 10%, опосля того как наикрупнейшие банки объявили о ее повышении вослед за ростом главный ставки ЦБ.

Почему банки готовы кредитовать россиян

Спрос на кредиты со стороны населения прибыльно поддерживать и банкам. Рост корпоративного сектора ограничен (конкурентность за большой бизнес весьма высока, а прослойка высококачественных заемщиков в малом и среднем бизнесе довольно узка), гласит младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Иван Уклеин. У банков на данный момент не настолько не мало действенных методов для вложения средств: корпоративное кредитование не особо вырастает, а все отличные заемщики уже распределены. Нехороших никто кредитовать не будет, потому розничное кредитование, в том числе ипотека, является для почти всех банков чуток ли не единственным вариантом наращивания бизнеса, когда можно выдавать кредиты при адекватной марже и рисках, согласен Дейнека.

Темпы роста корпоративного кредитования по итогам 2018 года в разы меньше розничного — 5,8% за год (с учетом денежной переоценки). В целом кредитный портфель нефинансового сектора возрос с 30,2 трлн до 33,4 трлн руб. в номинальном выражении.

В кредитовании корпоративного сектора маржа составляет обычно примерно 2–3%, маржинальность необеспеченных розничных кредитов наличными — 5–7%, а по картам еще выше — может доходить до 10–12%, подсчитал аналитик. По ипотеке маржа низкая — обычно, 1–1,5%, но и опасности тут невелики, а срок жизни клиента в банке длинный, припоминает Дейнека.

Прибыль банковского сектора РФ (Российская Федерация – государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) в 2018 году выросла в 1,7 раза, до 1,345 трлн руб. (в 2017 году — 0,79 трлн руб.). В целом в секторе преобладают выгодные банки, отмечает ЦБ.

«Прибыль в размере 1,9 трлн руб. проявили 382 кредитные организации, либо 79% от количества действовавших на 1 января 2019 года», — говорится в документе. Год назад выгодным был 421 банк. Убыток в размере 575 миллиардов руб. в 2018 году был зафиксирован у 100 кредитных организаций (21%).

В чем опасности потребительской модели

Совокупно толика розничного кредитования в ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) Рф пока не превосходит 20%, гласит Иван Уклеин. Толика ипотеки в ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), по оценкам «БКС Премьер», за три года возросла на 40%, до уровня 6,6%, в то время как толика необеспеченного потребительского кредитования за тот же период выросла на 10,4%, до 7,4%.

По сопоставлению с иными странами ипотека в Рф развита весьма слабо, потенциал роста — до 15–20% ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) на длинноватом горизонте, а вот в секторе неипотечных кредитов этот потенциал весьма ограничен, предупреждает основной экономист Альфа-банка Наталия Орлова. По ее воззрению, вообщем, недозволено совершенно точно гласить о смене в Рф сбер модели на потребительскую. В стране высочайший уровень сегментации: есть группы населения, которые до сего времени следуют ярко выраженной сбер модели, остальные уже издавна живут в рамках потребительской.

Часть населения перебегает на потребление заемных средств в критериях, близких к безысходным, на фоне еще одного витка ослабления настоящих располагаемых доходов из-за возрастающей инфляции и девальвированного курса рубля и т.д., констатирует Сергей Дейнека. Пока уровень риска для системы невысок ввиду сравнимо малых размеров просрочки, но есть предпосылки для давления на благосостояние населения в перспективе, считает он.

Банки и сами соображают, что люди очень закредитованы, и поэтому нередко дают финансировать поновой имеющиеся потребительские кредиты, заменяя их новенькими — с увеличенной суммой, но по наименьшей ставке и с огромным сроком, замечает старший директор Fitch Александр Данилов. Тем кредитный портфель вырастает, а у заемщика месячный платеж не возрастает либо даже понижается. Так, если ранее для потребкредита срок в 5 лет казался очень огромным, то на данный момент и семь лет числятся обыденным делом.

«Но, удлиняя срок, банки несут доп опасности — мотивация обслуживать такие кредиты с течением времени может свалиться, в особенности на фоне кризиса, это все-же не ипотека», — показывает Данилов. В связи с сиим, даже если ЦБ введет предел на долговую нагрузку людей (регулятор планирует ввести показатель предельной долговой перегрузки с октября 2019 года), без ограничения наибольшего срока он работать не будет, резюмирует эксперт Fitch.

Что ожидает розничное кредитование в 2019 году

В ближний год банки продолжат интенсивно кредитовать население, потому что пока это одно из главных выгодных направлений для их, гласит Александр Данилов. Рост может незначительно замедлиться из-за понижения спроса на фоне недавнешнего увеличения ставок, но все равно будет обгонять рост экономики и доходов населения. «Это вызывает обеспокоенность, потому что может в среднесрочной перспективе привести к перегреву на рынке, если меры ЦБ по сдерживанию роста окажутся неэффективными», — гласит эксперт.

ЦБ в декабре вновь повысил прибавки к коэффициентам риска по потребкредитам со ставками от 10 до 30%, которые банки будут выдавать опосля 1 апреля. «По нашим оценкам, огромного сдерживающего эффекта это не окажет», — утверждает Данилов. ЦБ дискуссирует также введение лимита на долговую нагрузку (платеж к доходу), но пока нет никакой ясности, как это может произойти, припоминает он.

Более технологичные банки стараются создать рост необеспеч​енного потребительского кредитования высококачественным, в то время как некие маленькие игроки выходят на этот рынок, не имея нужных компетенций и технологий, гласит Иван Уклеин.

Вследствие общего увеличения аппетита к риску уровень резервирования по кредитам физических лиц достигнул малого значения за крайние четыре года, обрисовывает он делему. Необходимость сформировывать адекватные резервы может оказать отложенное давление на денежный итог банков, что чревато стагнацией, а при определенных раскладах — и полномасштабным кризисом розничного кредитования через год-другой, предсказывает аналитик.



Источник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Эта высота div необходима для включения липкой боковой панели