показать результаты поиска
Главная / Личные / Расходы / Инвестирование / «Черный день впереди». Как российские власти готовятся к рискам 2021 года

«Черный день впереди». Как российские власти готовятся к рискам 2021 года


Одобренный Госдумой проект бюджета подразумевает, что худшее для экономики еще впереди. Рыночные анонсы крайних дней в таковой прогноз отлично вписываются, считает советник гендиректора «Открытие Брокер» Сергей Хестанов

У резкого ослабления рубля, которое вышло в конце октября 2020 года, было несколько обстоятельств. Это и падение цен на нефть, и предстоящие непростые переговоры в рамках сделки ОПЕК+, и напряженное ожидание итогов президентских выборов в США (Соединённые Штаты Америки – государство в Северной Америке). Но есть и еще фактор, который так либо по другому содействует ослаблению русской валюты — стратегический курс на сокращение экономного недостатка. Значительную часть доходов федерального русского бюджета составляют поступления от экспорта, и ослабление рубля помогает не только лишь экспортерам, да и Минфину (хоть и не вызывает интереса у потребителей). А равновесный бюджет лучше противоборствует хоть каким наружным шокам.

Не спешат растрачивать

Вправду, поглядим на проект бюджета на 2021–2023 годы, принятый Гос думой в первом чтении 28 октября. В нем заложено понижение недостатка с 4,4% ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) в 2020 году до 2,4% ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) в 2021-м. Строго говоря, в критериях низкой инфляции крайних лет в Рф уровень недостатка в 4,4% опасений вызывать не должен. В неких продвинутых странах этот показатель на данный момент в разы выше, тем не наименее никакого небезопасного разгона инфляции не происходит. Нет худа без добра — испуганные пандемией пользователи не спешат растрачивать средства, даже если они у их есть.

Потому такое резкое сокращение недостатка русского бюджета поражает. Обычно в критериях экономического кризиса правительство увеличивает госрасходы и понижает налоговое бремя. Такое поведение является традиционным начиная с середины XIX века. Но на данный момент в Рф предполагается ровно оборотное: рост фискальной перегрузки. Идет речь и о внедрении новейших налогов (к примеру, весьма непопулярного налога на проценты по банковским вкладам) и о повышении уже имеющихся (НДФЛ).

Таковая же ситуация и с расходами: на фоне очевидного спада в экономике они понижаются с 16,7% ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) в 2020 году до 16,2% ВВП (Валовой внутренний продукт – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) в 2021-м. В то же время госзаимствования остаются умеренными (невзирая на весьма маленький по современным меркам госдолг), а средства ФНБ тратятся весьма жадно.

Долгие годы резервы копились ради того, чтоб применять их во время «темного денька». «Темный денек» в виде пандемии, локдаунов и спада экономической активности во всем мире (практически «безупречный шторм») — наступил, а Наша родина не спешит применять свои резервы. Это весьма удивительно, и для таковой стратегии необходимо иметь значимые аргументы.

Что опасается правительство

Единственная весомая причина не растрачивать скопленные резервы — жесткое убеждение монетарных властей, что по истинному «темные деньки» еще не наступили. Высочайшие опасности наружных шоков принуждают соблюдать завышенную осторожность.

При всем этом основным риском смотрится не падение спроса на нефть (утраты от сокращения русской добычи нефти в рамках сделки ОПЕК++ полностью терпимы) и не опасности, связанные конкретно с пандемией (в русской экономике толика сектора услуг не весьма велика, а конкретно он посильнее всего пострадал от карантинных ограничений). Ну и эпидемиологические характеристики Рф — далековато не худшие в мире.

Основная причина принятия очень аккуратного бюджета, быстрее всего, связана с высочайшей оценкой риска усиления антироссийских санкций. Выборы в США (Соединённые Штаты Америки – государство в Северной Америке) очень понижают предсказуемость санкционной политики.

До сего времени и южноамериканские, и европейские (а ЕС обычно воспринимает свои санкционные меры с оглядкой на деяния США (Соединённые Штаты Америки – государство в Северной Америке)) санкции не очень очень давили на российскую экономику. Не считая 2-ух больших бизнесменов — Виктора Вексельберга и Олега Дерипаски — главные фигуры русского бизнеса практически не ощущали прямого действия санкций. А самое основное — не пострадали поступления от экспорта, от которых значительно зависит федеральный бюджет.

Но южноамериканские выборы (имеют значения не только лишь президентские, да и выборы в Сенат) могут это поменять, и проект русского бюджета наглядно показывает, что эта угроза воспринята весьма серьезно. Если же санкционная политика не перетерпит существенных конфигураций, недозволено исключать, что во 2-ой половине 2021 года мы увидим некий пересмотр экономной политики в сторону смягчения. Пока же ценностью является понижение рисков.


Точка зрения создателей, статьи которых публикуются в разделе «Мировоззрение профи», может не совпадать с воззрением редакции.



Источник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Эта высота div необходима для включения липкой боковой панели