показать результаты поиска
Главная / Недвижимость / В Парке Бродского культура не подавляет природу .

В Парке Бродского культура не подавляет природу .

/
/



Путеводитель по подмосковному, расположенному неподалеку от Дубны, Парку Веретьево завершается строчками из “Записей и выписок” Миши Гаспарова: “Мандельштам писал: у интеллигента не биография, а список прочитанных книг”. Это мнение возможно оспорить, приведя в образчик и судьбу самого Осипа Эмильевича, точно также будто его предшественников, современников и потомков в месте российской и русской ситуации. Хотя в этом случае – лучше дать согласие с классиком.

Маленькая по числу страничек книжка, изданная к открытию в былом пионерском лагере магического усадебного парка, сотворенного выдающимся русским архитектором и художником-выдумщиком Александром Бродским, сочинена людьми отменно образованными – Анной Наринской и Григорием Ревзиным. Они воспринимают природу спустя волшебное стекло художественных ассоциаций, укорененных будто в пластических искусствах, все-таки и в литературе различных государств и эпох, хотя все таки по превосходству рожденных на российскей основе. Жан-Жак Руссо наверное съязвил бы насчет такого, что создатели испорчены культурой, отдалившей их от подлинности природного бытия. Хотя не нужно во всем без остатка неосмотрительно отдаваться в том числе и талантам.

Но бы поэтому, что Парк Бродского в Веретьево – это живительный взор вкусившего вкус художника на садово-парковую зодчество различных направлений и стилей. При этом ему со всей очевидностью поближе эстетика британского “дикого сада”, к коей направляет природная ситуация сего находящегося в Московской области пространства, – тут возможно рассмотреть составляющие французских математически сверенных садов и пейзажных парков с их обязательными руинами, сделанными не под разрушительным действием лет, а поновой выстроенными наподобие кухни-руины в Королевском Селе. И, в конце концов, в данном выдуманном “диком парке” возможно узреть лавку сталинской поры, украшавшую некий возлюбленный современниками парк культуры и развлечений. Александр Бродский не опасается обвинений в эклектизме – его художественное мышление усматривает целостность природного хаоса, коий устроен по своим законам. Его Парк в Веретьево сотворен с осознанием такого, что все исторические стили врастают приятель в приятеля, без дидактики обнаруживая взаимозависимость и обоюдное тяготение. Они имеют все шансы не попросту сосуществовать в одном месте, хотя выражать настоящее общность художественного бытия. И бытия природы, коия повсевременно искушает собственной потаенной.

В Парке Бродского культура не подавляет природу .

Фото: Отдел связи с общественностью Арт-Имения Веретьево

В маленьком комменты к собственной установки “Цистерна”, представленной на ХI Всероссийском состязании в сфере передового искусства “Инновация”, А. Бродский поделился креативными мотивами сотворения сего художественного объекта: “Большой город – всегда TERRA INCOGNITA, независимо от того, как долго вы прожили в нем, и насколько хорошо его знаете. Вы изучили его вдоль и поперек, знаете о нем все, но он по-прежнему скрывает в себе тысячи неизвестных и удивительных пространств, большинство из которых вам так и не суждено увидеть”. Это же случается и с Парком Бродского в Веретьево. Данный прошлый пионерский стан – собственного семейства дворянская имение русских лет, – исхожен вдоль и наперекор, хотя полон загадок и нежданных ракурсов. Он конечен и нескончаем сразу. А. Бродский организует природную безграничность, расставляя строительные акценты, коие профессионально и вдохновенно обрисовывают создатели путеводителя, используя классиков российской и всемирный литературы, философствующих искусствоведов и в том числе и политических деятелей, – от Павла Силенциария до Владимира Ленина. “Грот-ива”, заставляющий вспомянуть “Муми-тролля и комету” Туве Янсона, “Мост с крышей”, вызывающий ассоциации с работами Андреа Палладио, “Проспект”, безизбежно навевающий воспоминания образы Андрея Белоснежного, либо “Старый столб”, без которого не было бы практически никакой “электрификации всей страны” …

Парк, отвоеванный у болота, – это аттестат созидательного дела культуры с природой, что вызывало ярость, уже упомянутого Жан-Жака Руссо. Припомню его строчки из послания Вольтеру: “Культуру можно сравнить с ужасным мечом, воткнутым в молодой здоровый ствол. После того, как железо вошло в дерево, его никоим образом не следует вытаскивать, ибо тогда дерево погибнет. Но все же было бы лучше, если бы железо никогда не входило в дерево”. В Парке Бродского культура не уничтожает природу, а где нужно просто отступает. “Дерево, проросшее через дорожку”, принципиальное аттестат обоюдного почтения природной воли и художественного выражения.

В Парке Бродского культура не подавляет природу .

Фото: Отдел связи с общественностью Арт-Имения Веретьево

Неискушенный путник, в случае если ему не по нраву духовные пиршества, имеет возможность не заглядывать в путеводитель по данному парку. Он имеет возможность просто придти в него и насладиться природой, в какой наличие человека совсем не навязчиво, хотя причудливо. Неслучайно, “Веретьево” – это не реальная барская имение, а, будто справедливо увидел Г. Ревзин, собственного семейства пародия на нее. Хотя пародия не уничижающая, а веселая, игровая. В ней кушать что-нибудь от простонародного представления о земном рае, которого, ясно, на земле иметься не имеет возможность, да и помечтать о нем совсем не запрещается.

За всей данной для нас художественной игрой прячется, не наиболее прячась, фигура Андрея Гнатюка, творца нестандартных публичных забав, умеющего полностью органично объединить острый умственный семинар с безудержным карнавалом. Наверняка, к тому же поэтому, что имел он блаженство в средства школьные годы проводить летние каникулы в пионерском лагере “Веретьево”, где его мечтательность соединялась с военно-патриотической игрой “Зарница” и свободными набегами на близлежащие леса. Возрождение “Веретьево” для него сделалось кое-чем вроде плана по возвращению в утраченный рай юношества и отрочества. Ясно, что это нереально создать в обыденности, хотя в художественной действительности полностью может быть. Так как Александр Бродский прославился в 70-е годы прошедшего столетия средствами шедеврами “бумажной архитектуры”, коие были настолько же настоящими, сколь и невозможными.



Информатор

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Эта высота div необходима для включения липкой боковой панели